Первые скотоводы и металлурги Хакасии

Долгим был их путь на восток в поисках лучших пастбищ для скота. Позади остались бескрайние сухие степи, полноводные реки, высокие горы, вершины которых и знойным летом были покрыты снегом. Многие из них, отколовшись, оставались на тех землях, которые они уже открыли. Но шаманы твердили, что там, где каждый день рождается солнце, их ждет благодатная долина с обширными степями с богатым травостоем, с многочисленными реками. Однако впереди были болотистые долины, где было мало пастбищ, но много леса, а в горах простиралась непроходимая тайга.

Их постоянно окружали враждебно настроенные племена, с которыми происходили стычки. Они не только говорили на непонятном языке, из-за чего с ними было трудно договориться о переходе через их земли, но и внешне сильно отличались от пришлых. Мигранты были европеоиды, а местные - монголоиды, занимавшиеся охотой и не знавшие, что животных можно разводить.   

И вот в один из переходов, которые они совершали на неуклюжих повозках,  перед ними открылась залитая солнцем обширная степь, окруженная горами, с которых в долину стекали прохладные ручьи и реки. И было необычно для них, что на таких богатых травой пастбищах не видно было не одного стада коров, табуна лошадей или отары овец. Они попали на землю, доселе не заселенную скотоводами, где обитали только разрозненные племена охотников и рыболовов. Наконец сбылись предсказания шаманов, и степные пилигримы обрели новую родину.

Это произошло в середине III тыс. до н.э., когда на территорию Хакасии с запада приходят европеоидные племена, разводившие домашний скот и занимавшиеся примитивным земледелием. Считается, что они сюда прикочевали, преодолев не одну тысячу километров, из степей Восточной Европы. В археологической литературе культура этих западных мигрантов известна как афанасьевская, в честь горы Афанасьевой, расположенной на севере Хакасии на берегу Енисея. Под этой горой С.А. Теплоухов впервые в 20-е годы ХХ столетия исследовал захоронения этой культуры.

С приходом афанасьевцев начинается не только эра производящего хозяйства в Хакасии, но и эпоха бронзового века. Пришедшие племена, в отличие от местных, знали, что в горах можно найти камни, из которых при их накаливании вытекает необычный материал. Остывшим кускам ударами можно было придать разную форму, совершенно не доступную для изделий из камня, кости или дерева. Это была медь. Также первым медеплавильщикам было известно, что при добавлении в медь мышьяка получается более твердая бронза.

Из этих металлов афанасьевцы изготовляли иголки и шилья, которые были намного прочнее костяных. Из расплющенных пластин делали листовидные ножи, которые, в отличие от каменных, можно было быстрее заострить. Ими можно было прорезать узкие и глубокие желобки в кости и дереве. Для обработки мягких материалов из меди и бронзы делали небольшое долотце. Для рыбной ловли начали изготавливать медные крючки, которые были гораздо удобнее в употреблении, чем громоздкие каменные и костяные. Медными оковками и накладками ремонтировали деревянную посуду, а проволокой скрепляли треснувшие керамические сосуды.

Люди знали в это время и другие металлы. Сразу были оценены золото и серебро, из них изготовляли небольшие украшения в виде проволочной спирали или колечка. А однажды археологи в одной из могил нашли остатки браслета, в состав которого входили тонкие железные свернутые пластины - это за тысячелетия до начало производства железа! Выяснилось, что это было метеоритное железо, легко подающееся ковке. И все же медь и бронза в это время еще не могли вытеснить из употребления каменные орудия. Ученые отмечают даже некоторый прогресс в обработке камня, из которого изготовляют наконечники стрел, топоры, колотушки, скребки, песты и терки.

Афанасьевцы варили пищу в яйцевидных и шаровидных горшках с отогнутым наружу венчиком. Чтобы такой сосуд был устойчивым, его погружали в толстый слой раскаленных углей чашевидного очага, вырытого в земле. Практически вся поверхность сосудов украшалась несложным орнаментом в виде рядов прямых или косых оттисков гребенки, гладкой пластинки, палочки. Такой орнамент, скорее всего, имитировал фактуру плетеных корзин. На большие праздники, когда собиралось по несколько семейств, угощение варили в огромных сосудах объемом более 200 литров. Из глины также изготавливались ритуальные курильницы, представлявшие собой небольшие чаши, снизу имевшие поддон или ножки, а сбоку - ручку с отверстием для подвешивания. В таких сосудах жгли благовония во время религиозных церемоний.

Со времени афанасьевской культуры в Хакасии начинает широко распространяться традиция сооружения каменно-земляных конструкций для погребения усопших. Афанасьевцы для погребения выкапывали просторную  квадратную яму с округленными углами. В такой могиле в ее юго-восточной половине укладывали от 3 до 9 человек разного пола и возраста. На второй половине размещались сопроводительная пища в горшках и вещи погребенных. Захоронение происходило в теплый период, ведь в промерзшем грунте было невозможно выкопать просторную могилу деревянными копалками. Тех же, кто умирал зимой, до весны размещали в специальном временном хранилище, предварительно отделяя голову от тела.

Могилу перекрывали плотно подогнанными друг к другу бревнами, а сверху насыпали небольшой земляной холмик. В особых случаях земляной холм был значительных размеров и сверху покрывался каменными плитками в виде панциря. Вокруг могилы сооружали круглую ограду из выложенных плашмя плит, а иногда и поставленных на ребро.  Диаметр такой ограды достигал 12 метров и более. Вероятно, она отделяла мир живых и мертвых, которые, по представлениям древних, не должны были соприкасаться.

Помимо рядовых захоронений, в это время появляются и вождевые, например, курган у с. Восточное. Ширина только ограды составляла 5 м, в то время как у остальных 0,5-1 м., а диаметр - 20 м. Первоначально она была высотой 2 м., что в два раза выше, чем обычные. Здесь были похоронены старый вождь и его супруга, причем без голов, в сопровождении останков младенцев. В могилу были положены огромный сосуд-корчага и жезл власти, украшенный гвоздиками. Возможно, здесь покоится именно тот самый вождь, который своей железной волей довел своих соплеменников до скотоводческой земли обетованной - Хакасии.